• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отчет (список заголовков)
20:59 

Стою на горах я... (отчет, часть последняя)

Тейка
День двенадцатый, порожистый.
С утра сходили еще раз посмотрели порог. Валы, кажется, стали ниже, но все равно оставались огромными.
- Вот это мощааа! Офигеть! - шумно оценил препятствие Валера.
- Мы с Леной пойдем первыми, - заявил адмирал.
Страховку перед порогом выставляли особо тщательно. Мальчишек с морковками внизу. Мы с Женей на плоском «просмотровом» камне чуть выше. Впрочем. Мы как раз были не страховкой, а фото- видеосъемкой. Я впервые за весь поход достала «экстренную» аптечку и на всякий случай поставила рядом с собой.
К концу приготовлений подтянулись рыбаки и расселись в «зрительном зале».
- Я вам не мешаю? - вежливо осведомился один из низ, занимая место рядом с нашей точкой съемки и доставай смартфон.
- Нет, все в порядке.
- Хорошо.
Показались Вова с Леной. Для прохождения порога они выбрали маневренного Гошу. Прошли первый вал, на втором начали разворачиваться боком. И тут очередной вас поднял катамаран, поставил его углом и плавно так перевернул кверху баллонами.
Я, успевшая полюбоваться в свое время на то, как ставит «свечкой» катамаран-четверку, на оверкиль смотрела с философским спокойствием. Ничего пугающего пока не происходило. Оба вынырнули, оба по виду целы... Причем Вова оторвался от катамарана и поплыл в одиночку — индивидуалист! - а Лена вообще действовала четко, ка в учебнике — вынырнула между баллонами и пошла вниз вместе с катамараном.
Впереди были валы и зверская бочка, которой я боялась бы даже на катамаране. Но самосплавом наши товарищи опасное место благополучно обошли.
Адмиралу бросили морковку. Первая попытка — мимо! Вторую поймал. И подтянули к берегу. «Сухая» Вовина гидра оказалась очень мокрой — штаны набрали воды через верх, поэтому неопрен я по-прежнему считаю лучшим вариантом сплавной одежды.
Лена умудрилась не только удержаться в центре ката, но и подтащить его к берегу и вытянуть Гошу на камни.
- Гоша хозяйку не утопит, хозяйка Гошу не бросит, - одобрительно прокомментировала происходящее Женя.
Весла в процессе оверкиля выпустили оба.
- У меня его просто вырвало, - пожаловался Вова.
- Я катамаран и весло не могла удержать, пришлось выбирать, - сказала Лена.
Хорошо, что были запасные весла.
- Ждем вторую серию! - жизнерадостно заявил снимавший все на смартфон рыбак.
- Обносим! - скомандовал Вова. - запасных весел больше нет.
Катамараны понесли берегом. Не самое удобное действо, узкая тропа, бревна, да еще и спускать на воду пришлось их не там, где можно спокойно встать всеми плавредствами.
- Надо пройтись вниз и посмотреть, можно ли перечалиться. И весла заодно поискать, - поступили адмиральские ЦУ.
- Хоть одно бы весло найти. Это же не наши... - Вздохнула Женя.
Я бодро поскакала вниз по камушкам. По дороге в удобном месте сняла вечно мешающий мне шлем и спасик с курткой. Зачем сняла? Гидрокостюм у меня комбинезон... остальное додумывайте сами. А надевать обратно всю амуницию поленилась — солнышко, теплышко, вода вниз, практически далеко...
Доскакала аки горная козочка практически до следующего порога. Мест, куда можно перечалиться, было предостаточно выше, но надо было попытаться найти весла. В центре реки в завале среди веток дерева трепыхалось что-то синее. Весло? Не весло? С земли казалось, что весло, но надо было подобраться поближе...И назад возвращаться тоже было пора — вдруг меня потеряли?
Оказалось, действительно потеряли. Навстречу шел Вова, от которого мне еще и попало за просмотр порога без спаса и шлема.
Потом оказалось, что синело на дереве не весло, а намотанная на него тряпка. А скакала по камням я практически у второго онского порога, не менее крутого, чем первого. Длинна его, правда. Был поменьше, зато валы не менее круты, а бочка внизу не менее жестока. Обносили без вариантов — запасные весла в команде кончились.
Путешествие перешло в завершающую стадию. Она стала ровной, ей осталось нестись до слияния с другой рекой всего несколько километров, как вдруг в ветках упавшей в воду березы я заметила синеющее весло. В итоге одно из упущенных мы поймали. Второе уплыло безвозвратно. Наверно, его, искореженное о камни, вынесет половодьем на берег.

Вечером адмирал сидел на берегу и печально смотрел на воду.
- О чем думаешь? - Я подошла и встала рядом.
- Да так, ни о чем. - Он немного помолчал. - Неправильно мы шли. Надо было прямо на вал идти, у вас картинка красивей была бы.
- Да, такой кадр испортил кривым оверкилем!
- Я решил с вала уйти, погреб в сторону. Наверно, напрасно. Может прошли бы...
Кажется, переживать за прохождение порога он продолжил и после разговора....

День тринадцатый. Финальный.

На последний день оставили 20 километров. Реактивный Вова быстро усвистел вперед, заставляя меня дергаться, грести и тихо и неприлично ругаться. 20 км казались огромным расстоянием, а догрести надо было вовремя, чтобы успеть на маршрутку, самолет и т. д. Потом я поняла. Что пришедший к месту первым Вова — это не минус а плюс. Успеет разобрать свой кат и нам поможет! А затем я вернулась к привычному пофигистическому «если не можешь что-то изменить, значит нечего психовать».
В итоге оказалось, что к назначенному месту анти-стапеля мы пришли даже чуть раньше. Разобрали каты. Разложили сушиться на жарком солнышке... естественно, именно этот момент с ясного неба пошел дождь! Без последней гадости Саяны не могли нас отпустить. Пришлось быстро упаковать все в мокром виде. Как только закончили паковаться — дождь закончился.
Группа вновь разделилась на две части. Поездная села в машину и поехала ночевать на турбазу к горячей бане и мягким постелям. Самолетная погрузилась в маршрутку и рванула в Абакан.
Внезапно я обнаружила, что боюсь людей. Обычно то я их боюсь только в общении, а тут даже наличие рядом ужасало. Маршрутка заполнилась стандартной публикой субботнего вечера — не очень трезвые мужчины и женщины, усталые мамы с детьми... Я сидела, вжавшись в окошко, тихонько тряслась и радовалась, что никого из местных нет рядом.
В Абакане самолетное трио пробило на длительные пешие прогулки. По горам, видимо, находится не успели. Поэтому сначала с рюкзаками полазали по околоцентру города в поисках подходящего кафе, а потом потопали в аэропорт. Ночью. Пешком. Дошли естественно, там всего несколько километров. После лазанья по Саянам — мелочи. Зато у увидевших бодро топающих туристов таксистов, дежуривших рядом с аэропортом, глаза были квадратные.
Переночевали несколько часов в аэропорту, мысленно благодаря благодетелей, выкрутивших мешающие спать лежа перила из кресел и вернулись в цивилизацию.

@темы: сплав, походное, отчет, Саяны, Она

23:08 

Стою на горах я (отчет часть 4, кажется)

Тейка
День десятый медленный и печальный
Мы вышли в среднюю Ону. 60 км спокойной реки с небольшими шиверами, мелкими прижимами и красивыми берегами. Ощущение покоя и расслабленности. Сидишь себе на кате, почти не гребя. Сверху – чистое небо с легкими облачками, снизу – прозрачная вода, сквозь которую пробиваются лучи солнца. Высвечивая все камушки на дне. По бокам горы, вокруг свежий воздух. И не нужно больше ничего.
Через полчаса сидения понимаешь – нужно! Нужно вылезти с ката и размять ноги, которые немилосердно затекают от неудобной позы и минимум движения. Спокойная река убаюкивает. Вообще, мне кажется, что средняя Она – река для байдарок. Препятствия все несложные, чтобы кильнуться придется очень постараться. На кате – скучновато.
Самый большой сюрприз принесла стоянка. После того, как мы отмахали веслами километров 60 средней Оны, мы остановились на довольно высоком берегу, развели костер, развесили сушиться вещи и только приготовили ужин. Как на небо набежали тучи. «Традиционный вечерний дождь» - мысленно отметила я, прикидывая, не пора ли снимать гидрокостюм с веревки. Пока прикидывала-раздумавала, туча извергла свое содержимое. Но оказалось, что это не дождь, а град. Причем крупный. Град с перепелиное яйцо я увидела в первый раз в жизни. Ощущение жутковатое – сидишь в палатке, слушаешь, как по тенту барабанят крупные комки льда и гадаешь – выживет ли она вообще. Про град, пробивающий крыши машин, я же слышала. Хотя конструкция палатки гибче, но все-же…
Палатка выжила. Мы — тоже.
После града поляну заволок туман. Из реки медленно рождалось облако поднимаясь к вершинам гор. Было красиво. И холодно.
Был ли ночью дождь — не помню. Я спала, а гидра все равно вымокла во время града и по ней определить было низя.
День одиннадцатый.
С утра на наш берег приплыли рыбаки. На резиновых лодках они бодро причалили к каменистому мини-пляжику, вежливо спросили разрешения и закинули снасти. «И почему Валера не попытался здесь ловить рыбу?» - возник вопрос в голове. Впрочем, он был скорей отвлеченным размышлением. Потому как в Валеру как в рыбака я уже перестала верить. Да и традиция — в тех походах, куда хожу я, рыбы нет. Ни разу при мне не поймали ни одной. Хоть удочки брали неоднократно. А временами даже закидывали!
По плану у нас была только шивера. Одна. Зато какая! С приличными валами и течением.
Собственно, валы были не запредельные на ней, рулить мы с Леной уже научились, грести тоже, так что причаливание и сбор команды после каждого куска шиверы была подстраховка адмирала. Скорей, чтобы не рассыпались по реке. Правда. В какой-то момент мужской кат заставил поволноваться — его долго не было на реке. Потом появились — оказалось чинили крепление.
Примерно в конце шиверы мы с Леной, под дружный ржачь наших мальчиков, поймали бочку. Первую в моей жизни, кстати. До этого я их старательно обходила. К концу похода я приучилась, что не всегда можно идти носом, поэтому когда кат спошел над обливняком боком, была совершенно спокойно. И вдруг резкая остановка. Такое чувство, будто на камень налетели.
- А вот это, Оля, бочка, - спокойно заявила Лена.
И я в очередной раз убедилась, что мордочкой идти правильней. Потому что влетели моим баллоном. Сидишь в этой бочке, как дурак, куда грести непонятно. Хорошо, бочка попалась маленькая.
Пристали вечером к традиционно-музейной поляне прямо перед крупными Онскими порогами. Музейность ей придает массовая традиция оставлять записи о своем пребывании. И не просо накарябанное на стволе «здесь был Вася». Вырезанные на дощечках, выжженые на дереве, выбитые на кусках жести надписи. Деревянные статуэтки из разных мест и даже кусок мотоцикла. Поляна моментально вогнала меня в печаль — мы о ее существовании не знали, ну я-то точно не знала! И ничего с собой не захватили, что можно было оставить на память о Калуге. А хотелось.
Вечер был посвящен шитью. Андрей пришивал оторвавшееся крепление, я старательно вышивала на куске стропы, отрезанной от рюкзака, «Калуга-2014».

@темы: отчет, походное

23:38 

Стою на горах я весла обнявши… (отчет ч.3)

Тейка
День восьмой. Такая разная река
- Впереди разбои, вперед не вырываться, по команде сразу чалиться! – команда Вовы была однозначна и непонятна.
- Что такое разбои? – уточнила я у Лены, тихо радуясь, что Вова вопроса не слышит. Толи Гущин не рассказывал про сие явление на лекции, толи я благополучно это прослушала/забыла (нужное обвести).
- Река на несколько мелких русел разбивается. Много завалов. – Толи Лена внимательней слушала лекции, толи просто знала, чего ждать.
Мимо деревьев пришлось красться и рулить, выбегать из катов и проверять, что там такое впереди, по какой протоке идти. Внезапно быстрая горная река сменилась спокойным и почти стоячим водоемом. Глубоким, с теплой на вид, мутноватой водой.
- Мы все еще по той же реке идем? – Несколько удивленно озиралась я. Действительно, Она больше напоминала Оку или Угру в Калужской области.
- Здесь точно есть хариус! – Заявил Валера, осматривая заводь. Хариус. Вернее его мальки, были видны невооруженным глазом. Правда. Удочки Валера достать не пытался. Он их вообще не пытался достать, больше страдая, что на ночевку мы встаем не у хариусных заводей.
Впереди был завал. Вернувшийся с разведки Вова заявил, что проплыва нет – все течение плотно уложено бревнами. Назад идти тоже было бессмысленно – там прохода не было, мы уже убедились. Возможно, проплыть по реке и было можно, но где было то хитрое место, в которое нужно свернуть, нам было неизвестно. Так начался наш первый обнос. Ничего сложного в нем не было – разгрузили каты, перенесли вещи, перенесли каты, загрузили. И пошли дальше. Разбои закончились, начался поиск места для дневки.
Вообще, после медленного перехода по горам, Вова нам заявил, что из графика мы выбились, значит дневки не будет. Но оказалось, что пороги мы прошли столь бодро, что день на дневку выгадали. Поэтому ее решено было устроить. Место для дневки выбрали пологое, каменистое и открытое. Я, привыкшая ночевать на траве под деревьями, на сей пляжик косилась недовольно, но предложить альтернативу не могла.
Пристали до заката, августовское солнышко не только светило, но и грело. Мыться хотелось жутко. Я не выдержала, взяла котелок, Женю и пошла купаться. Оказалось, что лучше бы брала не Женю.
Голову в холодной воде я вообще мою без проблем, после того, как помыла волосы в горном ручье на Урале, я убеждена, что холодной воды в кране нет. В Оне ее тоже не было. Так что голову я помыла без проблем, а потом быстро-быстро намылила тушку, чтобы отступать было некуда и пришлось ополаскиваться.
- Окати меня из котелка, плиз, - попросила я Женю.
Она окатила.
- Спасибо. – Я уже собралась выбираться, но тут на меня обрушилась вторая порция холодной – а какой она еще может быть в горной реке? – воды.
- хватит!
И тут на меня обрушилась третья порция. Причем с каждым разом вода казалась все холоднее.
- Ну, не оставлять же было воду в котелке? – Взгляд Жени был невинен аки у младенца.
Я обозвала ее садисткой, вытерлась полотенцем и отправилась готовить ужин.
К вечеру разгорелся тихий скандал – особи мужеского пола жаловались на голодовку.
- Вы под себя меню составляли! – возмущался Валера на девушек. Я огрызнулась, что если бы мы меню составляли под себя, то еды было бы меньше. Действительно, я готовилась к голодному походу, а тут еды оказалось столько, что я наедалась по ушки.
Заодно Валера не преминул понять, что встали не у ямы с хариусом и ловить здесь рыбу будет плохо. Андрюша стенал, что мяса нет. А он привык его есть на завтрак, обед и ужин. Страдали много, а дрова, как всегда, помогал собирать Вова. И костер тоже он. В общем, достали меня мальчики так, кто придушить их хотелось. Или удрать куда подальше. Только на ночь глядя я из лагеря не ухожу обычно. Потому как в темноте ориентируюсь плохо, и заблудиться могу на раз. А очень не хотелось.
День девятый. Дневка.
Теплое солнышко с утра пригревало палатку. На камнях спать оказалось вполне пристойно. А разкочегарившееся солнышко начало сушить свежевыстиранную одежду. Кажется, впервые за весь поход у нас появился шанс получить сухие вещи. Этим и воспользовались, живописненько развесив все по лагерю на веревках и веточках.
Лена рвалась на гору. Радиальный выход к озерам ей не выгорел, поэтому она надеялась хоть сверху снять пару пейзажей. Вова на гору не рвался, на пейзажи не надеялся, но чувство ответственности за группу не позволяло ему отправить Лену в одиночку.
- Вдоль горы пройдемся, - заявил он. – И посмотрим.
И тут меня приглючило, что гулять они собрались далеко и низко. Вдоль подножия, в смысле. В итоге я увязалась третьей, лелея тайную мысль наткнуться на заросли смородины и повторить подвиг с вкусным компотом.
Фатальность ошибки я поняла, едва нашелся возможный подъем, и все полезли наверх. Все. В смысле вместе со мной. Не буду же я оставаться в стороне от активности? Мое шило в попе не позволит. Хотя карабкаться с кружкой в кармане штанов и гермой с фотоаппаратом было не особо удобно. «Мечты сбываются, ты же хотела на гору залезть? Получи» - мысленно утешала себя я. Смородины не было, пейзажей не было – вид заслоняли деревья. Зато крупные и страшные муравьи были и неизвестная мне, но очень вонючая трава. Пахнет она непередаваемо отвратительно, что-то вроде резины толи жженой, толи слишком свежей... Тронешь – завоняло. Пока лазали вверх/вниз, все перепачкались.
Сверху засекли Валеру. Он стоял на берегу и ловил рыбу. Впервые я увидела его с удочкой. Видимо, совсем изголодался. Рыба не ловилась. Толи потому что охотился он на быстрине, толи потому что солнце приближалось к полудню.
Спустившись вниз я рванула к речке, отмываться. Второй раз за поход постирала штаны, чувствуя себе мега чистюлей. А вот для мытья головы воду нагрела таки на костре, опасаясь Жениного «человеколюбия». На солнышке можно было загорать.
Валера взялся печь блины. Долго нудил, что воды ему набрали не ровно поллитра, а больше, поэтому тесто жидкое и блины печь долго. Да еще и сковородка дурацкая, поэтому подгорают. Потом его сменила у костра я, блины подгорать перестали, ибо огонь в костре надо слабее разводить. Наступил момент «да там на три блина осталось». Это когда вокруг костра ходит голодная группа, выразительно облизывается. А ты зачерпываешь очередной блин, выливаешь его на сковородку и заявляешь, что вот-вот все будет готово, теста на три блина осталось. После примерно четвертого почти последнего блина по лагерю поползли шутки про неразменный блин, но тут тесто правда закончилось. Блины со сгущенной, облизываясь, вкушали в мужской палатке, под требования быть мега острожными. Им же здесь спать!
Ближе к вечеру начался традиционный дождь. На этот раз он прошел до заката, вещи убрать успели все.
А сам закат порадовал яркими красками на небе. «Фотокружок на выезде» тут же достал аппараты и начал щелкать, громко обсудая экспозицию, выдержку, ракурс и другие малопонятные для нормальных людей вещи. В палатке не менее громко страдали мальчики – они мечтали о макаронах на ужин.
-Да какие макароны, тут такое небо! – неслось им в ответ от фотокружка. На самом деле за макаронами следила Женя, но лежа в палатке разглядеть это было нереально. А вставать и проверять никто не собирался.
Сухой гидрокостюм был спрятан в герму и даже если ночью был дождь, промочить его он не смог.

@темы: походное, отчет

21:57 

Стою на горах я (отчет ч.2)

Тейка
День шестой.

День начался с порогов. Первым проходили Максима, плавно переходящего в змейку. Честно говоря, разделить эти два порога я так и не смогла. Но видимо, Максим – это там где валы, а Змейка – там, где рулить приходится много, ибо река извивается. Перед прохождением наша женская команда опять разделилась во мнениях. Я заявила, что пройдем без проблем. Лена – что я оптимистка, я возразила, что я – реалистка… Собственно дальше спор зашел в тупик, команда отправилась покорять порог.
Входные валы чувствительно подбросили катамаран. Сердце ухнуло в пятки и стало страшно. Немного, надо признаться честно.
- Вот теперь мне стало страшно, - сообщила я Лене.
-Наконец-то! – откликнулась она.
Хотя испугалась я ненадолго…
Змейка не впечатлила совсем. Много-много камней, вокруг которых надо лавировать. Собственно, почти вся река в верху такая. А на камнях сидеть мы с Леной привыкли еще в первый день сплава.
После порога, на уже довольно спокойно реке нашли стоянку с памятником и тремя именами. Младшему на момент ЧП было, кажется, 16. Как-то после такой встречи начинаешь смотреть на препятствия несколько иначе.
К порогу «Косые ворота» подошли уже во второй половине дня. Опасное место в пороге одно – узкий слив между камнями. «Унитаз». Попадешь туда, и неизвестно где и в каком виде вынесет.
- Вот туда нам не надо! – Лена назидательно показала мне на пролив. – Нив коем случае!
Я старательно кивала головой. Мне вообще-то больше не нравился плоский камень с противоположного края струи. Камень, правда, находился справа (если смотреть по течению реки) от большого валуна, в обходить его мы должны были слева… Но уж больно был похож этот камень на те, на которых мы уже не раз сидели за этот день. Надоело это жуть!
- Да не сядете вы на этот камень никак! - заявил Володя.
«Мы не сядем? Хм» - подумала я.
Забегая вперед скажу, Вова был прав. На плоский не понравившийся мне камень мы не сели. Чудом.
Косые ворота мы прошли становящимся традиционным методом «ты неси меня река». Может, мы бы и вошли в нужную струю и там бы поуворачивались от опасного слива, но.. на входе в ворота нас поймал небольшой такой камешек, катамаран развернуло, и дальше мы шли попой вперед. В итоге мимо струи которая должна была нести нас налево в ворота, мы промахнулись, обошли валун справа, развернулись и прошли вниз. Камень, который мне так не понравился, был в полуметре от ката. Сесть было реально.
- Зато мы прошли максимально далеко от опасного места! – засмеялась Лена. В ней, наконец-то, проснулся оптимист. Правильное состояние для человека, идущего на кате с пофигистом непуганым вроде меня.
- Вы в воротах калитку проделали! – позже охарактеризовали наше нестандартное прохождение остальные члены команды.
За нами шли мальчики. Они в нужную струю попали, но прошли очень близко от камня, так, что Валерину сторону чувствительно приложило об валун.
- Не, вот так я бы совсем не хотела! – Лена еще раз убедилась, что наш вариант преодолежния препятствия был самым правильным.
Причалили мы тоже нестандартно. Все стояли на левом берегу. Мы быстро-быстро пригребли к правому. Чалка по-прежнему вызывала у нашего слаженного экипажа проблемы даже большие чем прохождение порогов. А если учесть, что чалиться приходилось через каждые пару километров для осмотра очередного порога или шиверы, то сама идея пристать к берегу вызывала жалобный стон и недовольство. Ибо сил на это тратилось немерянно.
Проблемы с катамараном у Валеры с Андреем были совсем другого направления. Их РИГ начал спускать. Оказалось, треснул сосок у одного из баллонов. Неприятное известие Валера встретил истинно женской истерикой. Даром что мужчина. Наехал на Женю, доставшую для них этот кат, спасибо, мол, за такое плавсредство. Женю успокоил Вова, я, зная свою способность сказать пару ласковых так, что потом человек будет очень долго обижаться, умудрилась таки прикусить язык и промолчать. Хотя до сих пор не понимаю, какие претензии можно предъявлять, если тебе нашли палвсредство, а ты его даже не подумал проверить.
Спасением от истерики вечером выступил Гоша. У него спустил мой левый баллон. Причем основательно. Валере указали на полную импотенцию новенького катамарана, и он заткнулся. Как показала практика, ненадолго.
Вечером шел дождь. Он вообще оказался традиционным. Гидрокостюмы, развешанные для просушки, становились мокрее после каждой сушки.
День седьмой.
С утра Вове пришла в голову «гениальная» мысль – перетасовать экипажи, чтобы посмотреть, а вдруг лучше получится. Хотя, может он просто хотел посмотреть, как гребет Лена. Или посмеяться, наблюдая за совсем неслаженным экипажем Я+Женя. Адмиральская душа – потемки. Да и все три цели были достигнуты. Хорошо, что хоть не стал сажать к мальчикам, потому что к этому моменту меня начал раздражать не только Валера бесконечным нытьем, но и Андрей, решивший, что раз я с турклубом не ходила, значит зеленая. И значит надо меня учить. По любому поводу. Назидательным тоном «слушай дурочка сюда». К середине похода я начала бесится от любой его попытки делать мне замечания.
С Женей на воде стало совсем плохо. Гоша вновь наседал на все камни, на которые было можно и нельзя, вилял по воду и не слушался совершенно. В общем, пришел белый пушной зверь. Посему возвращению Лены на кат я обрадовалась. А она не особо. Потому что идти с Вовой хорошо – греби и слушайся.
Тут перед группой стала сложная и почти нереальная задача найти порог «Бык». Ориентир там простой – в центре реки камень, похожий на быка. Только камней в реке понатыкано великое множество, и за быка принять при применении фантазии можно практически любой. В результате, Вова с Женей зазевались.
- Мы заспорили, похож ли камень на быка или не похож, - заявил Вова. – И не заметили камень в центре реки. Ну и въехали на него, как медный всадник.
Был ли пройденный порог настоящим быком, или только ложным – так и не выяснили. Дошли до трехступенчатого порога Бобслей.
В пороге Бобслей меня ждало дикое разочарование. Препятствие это судя по описанию трехступенчатое. Первый кусок прошли без проблем, а на втором нужно было порулить – увернуться от камня в центре. И тут меня с катамарана высадили! «Не вырулите», - сказал адмирал. Собственно, скажи это кто другой, и я бы обиделась страшно. А у адмирала было право адмиральского слова. Так что пришлось снимать все с берега.
Ночью вновь шел дождь. Мелкий и противный он снова мочил вывешенные для просушки и проветривания гидрокостюмы.

@темы: походное, отчет

09:21 

Стою на горах я весла обнявши… (отчет ч.1)

Тейка
Самолет, бодро помахивая крыльями, оторвался от взлетной полосы. Позади были: получасовая очередь на регистрацию, бег по аэропорту с рюкзаками, которые, оказывается, груз негабритный и сдаются отдельно.
Жалко только, что летел самолет ночью, зато рассвет встретили в небе и полюбовались солнцем, встающим из-за облаков.
В аэропорту нас встретил заказанный перевозчик. Рюкзаки закинули в прицеп и понеслись на реку. Причем, понеслись в прямом смысле. Скорость у трансфера была около 120 км в час.
- Здесь у нас захоронение скифов, - кивнул водитель на странные толи квадратные, толи круглые сооружения из поставленных вертикально камней метра в два высотой каждый.
- Бьются здесь частенько, - продолжил он, с легкостью обгоняя на своем авто с прицепом какую-то легковушку. «И неудивительно, что бьются» - подумала я, наблюдая за экстремальным маневром.
- Китайцы приезжали, проверяли. Сказали – нехорошее место здесь. Как услышали про захоронения и что буквально по костям ездим, так и вовсе сбежали.
По мне, бьются там потому, что гоняют без башни. Но китайцам, конечно, виднее.
Вдоль дороги – заросшие травой луга, да коровьи стада. Безлюдье.
- Раньше здесь все было засеяно, – вздыхает водитель. Но пришли москвичи, сказали: «Нам только руда нужна». Остальное все забросили, а теперь им и руда не нужна. Вот и нет ничего.
Машина въехала в густой туман. Видимость практически нулевая, метров на 10 вперед и вбок от автомобиля. А дорога – серпантин. Водитель, осторожничая, сбросил скорость до 80 км. Когда едешь по такой дороге. Возникает полное ощущение путешествия в отсутствие времени и пространства. Сероватая плотная завеса не дает рассмотреть мир вдалеке, серпантинная дорога петляет непредсказуемыми для тебя поворотами, и лишь изредка выпрыгивают на встречной полосе машины.
Внезапно выныриваем из облака и за поворотом обнаруживаем маленькую заправку, будто попавшую сюда прямиком из СССР. Два прямоугольника бензоколонок с музейного вида пистолетами для бензина под открытым небом, квадратно здание, отделанное бело-голубой плиточкой, самой АЗС с решеткой и цветами на окнах, доска, с марками бензина, написанными от руки масляной краской тем самым шрифтом. Что писали афиши в старых кинотеатрах. И никакого названия, только номер – 66.
После бензоколонки вновь ныряем в облако. Такое чувство, будто водитель съездил лет на 20-30 назад, чтобы заправиться. (А что, может в СССР бензин лучше был!) и теперь возвращается в нормальную реальность.
Наконец, доехали до места. Водитель помог выгрузить рюкзаки из прицепа. Правда, Вовин поднять и не пытался, успел уже оценить вес добра, когда помогал грузить вещи из поезда. Поом автомобилист любезно (А нам в Хакасии попадались исключительно милые и любезные водители, может там все такие?) постерег вещи, пока мы их перетаскивали подальше от дороги и уехал. Поход начался.

День 1.
Идем. Первый брод начался метрах в ста после старта. Мои красивые берцы, облегченные тканевыми вставками защитного цвета, моментально сказали, что я – дура, и выбирать надо было практичные кожаные ботинки, и наполнились водой из ледяного горного ручья. Впрочем, через пару минут я поняла, что ткань или кожа – промокают одинаково. Когда товарищи начали вынимать носки из ботинок и отжимать из них воду. А тканевые берцы может еще сохнут побыстрее цельнокожанных.
План на день был минимальным – километра 4 пройти не больше. Для меня – сущие пустяки. Я больше прохожу возвращаясь домой из города. То есть я сначала думала, что пустяки. Не учитывала, что во-первых, за спиной будет тяжелый рюкзак, во-вторых, позади будет бессонная ночь в самолете, в-третьих, топать придется не по ровным калужским дорогам (Ровные они у нас, ровные!!!) а в гору по узкой извилистой тропе.
Подниматься в гору с тяжестями непросто. Еще сложнее с группой – выдыхающейся неравномерно. 500 метров – остановка, сняли рюкзаки, посидели… А мне проще идти медленно и ровно. В какой-то момент я психанув просто удрала наверх. Потом втянулась и пошла таки со всеми вместе.
При подъеме я открыла новые горизонты своей грузоподъемности. До похода считала, что 25 кг – мой предел. В гору по очереди с Леной кроме своего 26-килогрмового рюкзака тащила еще и сумку с продуктами весом в 8. Итого тридцать два. Я в изумлении.
По пути наверх нас бодро обогнала еще одна группа из Москвы. 4 девушки и юноша. До этого момента я думала, что у нас женская группа! Но они погрузили вещи на лошадей, а сами топали с сумками из «Ашана» через плечо, а у нас был спортивный поход, мы рекорды ставии и личную выносливость проверяли.
Сколько ползли на перевал – не помню. Самым обидным был последний рывок. Адмирал заявил, что цель совсем близка, но тут гора стала круче и лезть стало особенно трудно. Близок локоток, но пока укусишь…
На самом перевале высилась странная конструкция из веток, камней и ленточек – тур. Кто и зачем его соорудил так и не выяснили. Толи прикалывался кто-то, толи реально религиозное сооружение, которому принято приносить в жертву обрывки одежды и старые носки… Мы ничего привязывать не стали. Но пройти успешно маршрут нам это не помешало.
На спуске с перевала – мертвый лес. Остовы деревьев, до белизны очищенные солнцем и ветром, высятся совершенно сюрреалистичной картиной. Тут бы фэнтези снимать, или фильмы ужасов. А не сделал даже одной фотографии, хотя с направленным светом от вспышки, пусть и встроенной в сумерках, эти деревья были бы особенно хороши. Но при спуске не было сил, а на следующий день – времени.
Вечером что-то варили, что-то делали. Что? – в упор не помню. В лагере я двигалась уже на автомате, мозг ушел в несознанку от усталости, а тело перешло на тот уровень, когда и не понятно, что вымотался. Не чувствуешь. Поэтому когда был дан отбой по лагерю, я заявила, что днем не сплю, буду читать книжку лежа в спальнике. Приняла горизонтальное положение и отрубилась.

День второй.
Утром в платке, ласково прогретой солнышком, меня разбудил добрый голос Жени: «Хочешь печеньку, добрый дух?» Спросонья я почему-то решила, что добрый дух – это я, а кто ж в трезвом уме от печеньки отказывается? Вылезаю из палатки, а печеньками то, оказывается, не меня кормят, а бурундуков приманивают!
Бурундуки в Саянах – страшные звери. Они сбиваются в стаи и нападают на лагери беззащитных туристов по ночам, съедая неубранные продукты. Наведению порядка в лагере очень способствуют! А так очаровательные и не особенно пуганные зверьки, подкрасться на пару метров можно, от фотоаппарат не прячутся. Щелчков затвора не бояться. Лапочки.
Основная часть группы в это время ушла за катамараном и трубами. Перетащить все вещи за раз группе, в которой половина девушки, было нереально. Вот и приходилось носить «челноком».
«Дальше спускаться. Будет проще!» - с такой оптимистичной надеждой выступили из лагеря в путь. Наивные. Крутой спуск не намного лучше подъема, а шансов свалиться было предостаточно. Радовало одно – сумку с едой распихали по рюкзакам, и в руках ничего не было. Но скатиться с склона было реально вполне.
Сушить ботинки было бесполезно – это стало понятно после очередного брода. Первого. А впереди, как показывала карта, их было немало. Настолько немало, что и носки выжимать тоже стало бессмысленно. Причем, нм еще повезло. На одном из видео туристы переходили ручей только держась за руки, иначе сносило. А мы сумели перебраться так. Вода, по-прежнему, была холодная и чистая.
Вова моментально вырвался вперед. Он реактивен даже с тяжеленным рюкзаком. Валера моментально начал отставать. Он как раз не реактивен. Кроме того, он выбрал, на мой взгляд, неверную тактику – пройдет несколько метров, посидит, еще пройдет. Движение получается неравномерное, нагрузка больше. Но кто я, чтобы учить взрослого мужчину? Промолчала.
Ближе к середине пути, когда Валера отстал совсем. Жажда спортивных подвигов угасла у всех, кроме Андрея, а размер жабы уменьшился до приемлемых размеров, возникла гениальная и простая мысль: «Может мы сейчас проводника с лошадьми, идущего обратно встретим. Попросим наши вещи докинуть…» И действительно, проводника мы примерно на середине пути встретили, но вещи перекинуть не удалось. Лошадевод заявил, что его ждут. Зато поделился знанием мест.
- Через три брода избушка будет, там хорошо на ночь остановиться.
- На карте покажешь?
- Не, не знаю, как это.
- А далеко?
- Рядом совсем. Тушенка еще перевариться не успела.
Потом мы выяснили, что период полураспада тушенки в желудке у коневода составляет 4 километра.
После встречи с коневодом откровенно начала «сдавать» Женя. Она, по моим ощущениям и так слабее меня в пешеходной части, а тут еще трудный день выдался… Железный Вова попросил: «Присмотри за Женей» и унесся вперед ракетой. Через некоторое время обе поняли – не дойдет. Основная часть группы ушла далеко вперед, где-то позади плелся Валера. Такой растянутый способ передвижения мне казался неправильным, но не настолько, чтобы я начинала спорить. Единственный выход был – догнать группу, оставив выдохшегося товарища позади. Что я и сделала с до сих пор поражающей меня легкостью. Видимо, злость на прущего вперед аки паровоз и забившего на слабую часть группы адмирала придавала сил.
Что я ему сказала, когда догнала – не помню. Кается, не много и не матом. Потому что времени не было. В том же ввинченном состоянии я вернулась к Жене, после короткой, но довольно бурной перепалки, отобрала у нее рюкзак и вернулась к месту привала. Пока шла обратно, успела остыть. Даже не поругалась ни с кем.
Три брода, за которыми должна была находиться избушка, мы, по нашим подсчетам, прошли уже давно. Даже не три, четыре! А ночевки все не было. Похоже, у коневода, не только система измерения расстояния была уникальна, но и метод подсчетов бродов. Например, он считал только те, в которых в берцы заливалась вода через верх, а те, в которых она вливалась через тканевые бока – не считал, ибо мелкие. Места начались болотистые, стоянку ставить явно было негде. А выдыхаться начал даже железный Вова, становясь уже не металлическим, а обычным уставшим туристом.
Наконец, через самый глубокий брод вышли на каменное поле с турами.
- Можно выжать носки, это последний, - пронесся приказ по турлагерю.
За каменным полем был пригорок, на котором и стояла избушка. Добротное сооружение из бревен с большой лежанкой внутри и даже с печкой, которую, впрочем, топить никто не собирался. Небольшие окошки затянуты слюдой, на веранде – стол. Только с крышей над верандой проблемы – дырок больше чем покрытия. Накинуть на крышу тент оказалось можно только сверху, снизу мешали вбитые в навес гвозди. Весь тент подрали бы. Наверх, что и неудивительно, полез активный амирал. За забравшимся на крышу Володей я следила с тихим замиранием в сердце – а ну как покрытие сделали недостаточно крепкое и он свалится? Повезло – выдержало.
Во время приготовления ужина товарищи устроили разборку. Кисель варить или чай. Проблема. На мой взгляд, вообще не существующая. Вполне ведь можно налить желающим чая в кружки кипятка. Заварить у себя. А потом, если уж очень хочется еще пару кружек, то поставить котелок еще раз. Но полушутливая разборка была горячей и активной. В итоге я психанула, заявила, что пошли все лесом и ушла в лес сама. Хотя, скорей всего, распиховалась я от усталости и от непривычной компании. До этого я всегда в поход ходила с друзьями, которые, в большинстве, больше чем друзья. Скорей семья, просто не кровная, а по духу. А тут чужие люди, причем модель поведения разительно отличается. В общем, сбежать в лес было единственной идеей. Драпать там, правда, было особо некуда. Тропа – одна. Бревно для хождения через ручей и сидения на нем – тоже одно. Да еще трава мокрая, в тапках холодно и стремно – вдруг ногу наколешь. В общем, из хождения в лес я вернулась довольно быстро.
Спать устроились в избушке. На широкой лежанке поместились все. Тут же двое любителей литературы достали книжки, а через пару минут после моего тихого ржача народ предложил читать вслух. Как в сборник историй акушера-гинеколога, довольно специфических надо сказать, затесались веселые рассказы о трех незадачливых туристах, я не знаю. Но вечер они помогли скрасить. И не один. Думаю, в следующий поход надо будет закачивать побольше коротких смешных рассказов.

День третий.
Идем. Весь день был посвящен челноченью, то есть перетаскиванию труб и катамарана. Тут мироздание решило меня вернуть на землю. Воодушевленная прошлодневным бодрым переходом с рюкзаком, я была уверена, что связку труб то точно донесу не запыхавшись. Они же легче! И даже до места дошла (ну, будем честными, скорей добежала, так быстро ходить я не умею) почти не отстав от реактивного Вовы. Взяла выделенные мне трубы и поняла – фигушки! Не дотащу я это так легко, как рюкзак. Даже намотав на них сидушку, чтобы на плечо не давили. Во-первых, пристроить это так, чтобы руки вверх поднимать не надо было мне не удалось. С плеч сваливаются, видимо у мужчин они шире. А руки постоянно поднятые наверх у меня затекают и болят. Во-вторых, плечи тоже быстро начинают отваливаться и сводить от нагрузки. В общем. Какое-то время я даже косилась на Андрюшин рюкзак с катамараном весом в 35 кг. Но он не отдал.
Плелась я с этими дурацкими трубами в самом хвосте. И у ближайшего глубокого брода обнаружила, что меня ждет адмирал. Проверял, чтобы я перебралась через ручей не свалившись. Было приятно. Наверно, тогда я и приняла его в близкий круг, в семью.
После избушки на перетаскивании меня сменила Лена. А я заняла место у кулинарного костра. Там мне как-то уютней.
Вечером опять шел дождь.

День четвертый.
Все еще идем. По ощущениям переквалифицировались из водников в пешеходников. Рюкзак уже кажется тяжелым и оттягивает плечи вполне ощутимо. Вообще-то давно пора придти, но… что-то не получается.
Бродов на пути почти нет, а вот сыпуха – склон из мелких камушков, который осыпается очень легко – есть. И узкая тропка между сыпухой и рекой есть. В результате, женские рюкзаки переносят через реку мужчины, чтобы слабая половина осталась целой.
Ближе к вечеру у нас появляется реальная надежда стать снова водниками. Мы добираемся до места стапеля. Пока группа челноков переносит вещи, с Женей успеваем насобирать красной смородины на компот, слега постирать вещи и приготовить обед.
Вечером попытались начать сбор катамаранов. Первым собирали Гошу. Зашнуровали дамского угодника в корсет и обнаружили, что рама с катамараном не стыкуются, ибо на радостях затянули слишком плотно. Усталый Вова уверял, что шнуровка должна быть внахлест, ибо на другом таком же кате они так шнуровали. Ни разу не собиравшая Гошу, но понимающая кое-что в корсетах я уверяла, что стыковаться не должно. В итоге забили и завалились спать в палатки. Соседи-пешеходники звали общаться, но водники, налазившись по тропам и натаскавшись тяжестей, заваливаются спать без задних ног.

День пятый.
На свежую утреннюю голову поняли, что шнуровать Гошу надо все-таки не встык, ибо не влезет рама никак. И баллоны сначала надо спустить. В общем, процесс пошел.
Вообще, процесс надувания катамаранов при жесткой экономии веса и активном нежелании брать с собой насос напоминает немножко праздник в психбольнице. Толпа взрослого народа с серьезным, а местами брутальным видом кружится по поляне с мусорными пакетами…. А поом этими пакетиками надувает баллон. Со стороны очень забавно.
Пешеходники, стоявшие с нами на одной поляне, перед уходом подарили запасной мусорный пакет. Презенту обрадовались до предела – ценность пакетиков в походе трудно переоценить. А я сверток с ними почему-то забыла... Вернее с маленькими забыла. А большие выложил Вова, с заявлением, что они весят полкило и тяжелые. Маленьких пакетов не хватало очень.
Наконец, катамараны собрали. Вещи тоже. В процессе я выяснила, что правильный сбор рюкзака, когда вокруг гермы пенка оборачивается, мне не доступен – не лезет вообще ничего. Пока я все перепаковала/перераспихала… В общем привязывалась последней и на воду тоже вышла последней.
Вообще, на катамаране я ходила… Один раз и лет этак пять назад. А после только на байдарках. Поэтому первая после посадки была реакция: «Как на этом грести то?» Весло с одной стороны. А привычное движение – делать гребки с двух. А низя. Посадка тоже непривычная, к управлению приноровилась не сразу.. В общем, первые полчаса, а скорее и час были не греблей, а путешествием по принципу «ты неси меня река». Река несла хорошо, но в основном на камни. Экипаж получался слаженный от слова «лажа».
- Ничего, завтра лучше будет, - заверила я капитана Лену.
- Та оптимист, - заявила она.
Первый разгон от Вовы мы получили уже через пару часов после начала сплава. Капитан дал знак причаливать, а это у нас получалось ну очень плохо, особенно в первый день. В итоге, сразу за адмиральским катом встать, естественно, не успели, причалили метрах в десяти ниже. Подбежал злой Вова, наорал на меня, почему-то.
- Ты труп, там бревно было! – и забрал Лену смотреть потенциальное препятствие, оставив меня сидеть в полном недоумении. Я посмотрела вперед – бревна не было. Назад – тоже не было. И даже под катамараном не было. Да и не видела я его пока шла по воде. Я, конечно, воду не идеально читаю, но чтобы бревно не заметить…
- Вов, а где бревно-то? – несколько офигело спросила вернувшегося мужчину.
- Это я для примера, а вдруг было бы, - заявил успокоившийся адмирал.
Воспитательная акция оказалась малоэффективной. Если бы я реально увидела бревно. То гребла бы. И очень активно. Ибо реальная опасность меня всегда активизирует. Но в будущем чалиться старалась быстрее, чтобы Вова не орал. В ущерб качеству чалки, правда.
Почему катамараном управлять нам было сложно, стало ясно ближе к вечеру. Когда впереди наметился первый скальный прижим. Впрочем, это был скорей не прижим, а прижимчик, но проходить его, оказывается, надо под углом. А у меня с теорией плохо, одну полузапомненную лекцию от Димы считать за сильную теоретическую подготовку не стоит. (да прочитаю я его любимую солфеджию белой воды, прочитаю!) А на практике мне мои товарищи, у которых с теорией примерно как у меня, в свое время сказали, что все проходится носом. Вот и я ставила кат носом к любым валам старательно. А Лена, оказывается, не ставила. А поскольку капитан она неуверенный, то и покомандовать и сказать, что не надо так делать она не решилась. К вечеру меня убедили, что катамаран и даже байдарка могут ходить боком. Хотя, насчет байдарки я на 100% не поверила.
Ближе к вечеру прошли первый порог – Калибр. Решили, что он так называется потому, что надо попасть в правую протоку, ибо слева куча обливняков. Справились.
- Видишь, уже лучше стало! – завила я капитану.
- Оптимистка, - вздохнула Лена.

@темы: отчет, походное

09:58 

Будни монтажные

Тейка
Я, пожалуй, гордая и хочу таки орден. Если смонтирую фильм из похода. Такой адской смеси раздолбайства и системных проблем в моей жизни давно не было. Последний раз монтажом я занималась еще когда работала на ТВ. То есть года 4 назад. А дома и того больше. Но что программа для монтажа работает в формате avi я помню прекрасно. Фотоаппарат снимает в mov. Дня два я искала конвертер. Естественно, он у меня не стоял. Да и за годы я потеряла это программку. В итоге, успела установить подозрительную программку, которую зарубил антивир. Потом нашла другую, но финальное качество было настолько ужасным, что смотреть на это было нельзя. В пылу отчаяния я попыталась таки использовать файл в монтажной программе и оказалось, что она его видит. Но чтобы работать, нужно все 60 с лишним кусочков пересохранить в правильный формат. А монтажная программа решила вылетать при сохранении. На нетбуке эта же программа не вылетает, но и формат mov не видит. Еще через пару дней мучений у меня было три пересохраненных файла (из 60!!!) и закончившиеся нервы. И я попыталась решить проблему привычным способом – переставить виндоус. Это у меня универсальный такой способ. Но винда умирать не пожелала и решила встать на другой диск. А я, вот оно фатальное раздолбайство, не обратила внимание, что устанавливается и следовательно форматирует эта зараза основной диск с документами, фотографиями и всеми материалами из похода. В итоге я с тихим ужасом поняла, ЧТО отформатировано. Хорошо, что привыкла не паниковать и истерить, а действовать. Ооочень быстро научилась восстанавливать файлы. Нашла правильную программу в сети, проверила весь диск… Исходники вернула, проблему вылетающей программы не решила. Даже после трех ее переустановок. Гениальная идея установить на нетбук программу для просмотра файлов в формате mov осенила меня только через неделю мучений. Теперь он их видит и считает. Но как монтировать на этом супер девайсе я представляю с трудом. Мой нетбук покупался как печатная машинка. Я полкалуги обегала пока нашла эту крохотную игрушку с диагональю в 10 дюймов и хорошей батарейкой. Но монтировать на нем… Нет, я пожалуй, хочу два ордена!

@темы: походное, кино, жизненное, отчет

Поток кошачьего бреда

главная