Тейка
День шестой.

День начался с порогов. Первым проходили Максима, плавно переходящего в змейку. Честно говоря, разделить эти два порога я так и не смогла. Но видимо, Максим – это там где валы, а Змейка – там, где рулить приходится много, ибо река извивается. Перед прохождением наша женская команда опять разделилась во мнениях. Я заявила, что пройдем без проблем. Лена – что я оптимистка, я возразила, что я – реалистка… Собственно дальше спор зашел в тупик, команда отправилась покорять порог.
Входные валы чувствительно подбросили катамаран. Сердце ухнуло в пятки и стало страшно. Немного, надо признаться честно.
- Вот теперь мне стало страшно, - сообщила я Лене.
-Наконец-то! – откликнулась она.
Хотя испугалась я ненадолго…
Змейка не впечатлила совсем. Много-много камней, вокруг которых надо лавировать. Собственно, почти вся река в верху такая. А на камнях сидеть мы с Леной привыкли еще в первый день сплава.
После порога, на уже довольно спокойно реке нашли стоянку с памятником и тремя именами. Младшему на момент ЧП было, кажется, 16. Как-то после такой встречи начинаешь смотреть на препятствия несколько иначе.
К порогу «Косые ворота» подошли уже во второй половине дня. Опасное место в пороге одно – узкий слив между камнями. «Унитаз». Попадешь туда, и неизвестно где и в каком виде вынесет.
- Вот туда нам не надо! – Лена назидательно показала мне на пролив. – Нив коем случае!
Я старательно кивала головой. Мне вообще-то больше не нравился плоский камень с противоположного края струи. Камень, правда, находился справа (если смотреть по течению реки) от большого валуна, в обходить его мы должны были слева… Но уж больно был похож этот камень на те, на которых мы уже не раз сидели за этот день. Надоело это жуть!
- Да не сядете вы на этот камень никак! - заявил Володя.
«Мы не сядем? Хм» - подумала я.
Забегая вперед скажу, Вова был прав. На плоский не понравившийся мне камень мы не сели. Чудом.
Косые ворота мы прошли становящимся традиционным методом «ты неси меня река». Может, мы бы и вошли в нужную струю и там бы поуворачивались от опасного слива, но.. на входе в ворота нас поймал небольшой такой камешек, катамаран развернуло, и дальше мы шли попой вперед. В итоге мимо струи которая должна была нести нас налево в ворота, мы промахнулись, обошли валун справа, развернулись и прошли вниз. Камень, который мне так не понравился, был в полуметре от ката. Сесть было реально.
- Зато мы прошли максимально далеко от опасного места! – засмеялась Лена. В ней, наконец-то, проснулся оптимист. Правильное состояние для человека, идущего на кате с пофигистом непуганым вроде меня.
- Вы в воротах калитку проделали! – позже охарактеризовали наше нестандартное прохождение остальные члены команды.
За нами шли мальчики. Они в нужную струю попали, но прошли очень близко от камня, так, что Валерину сторону чувствительно приложило об валун.
- Не, вот так я бы совсем не хотела! – Лена еще раз убедилась, что наш вариант преодолежния препятствия был самым правильным.
Причалили мы тоже нестандартно. Все стояли на левом берегу. Мы быстро-быстро пригребли к правому. Чалка по-прежнему вызывала у нашего слаженного экипажа проблемы даже большие чем прохождение порогов. А если учесть, что чалиться приходилось через каждые пару километров для осмотра очередного порога или шиверы, то сама идея пристать к берегу вызывала жалобный стон и недовольство. Ибо сил на это тратилось немерянно.
Проблемы с катамараном у Валеры с Андреем были совсем другого направления. Их РИГ начал спускать. Оказалось, треснул сосок у одного из баллонов. Неприятное известие Валера встретил истинно женской истерикой. Даром что мужчина. Наехал на Женю, доставшую для них этот кат, спасибо, мол, за такое плавсредство. Женю успокоил Вова, я, зная свою способность сказать пару ласковых так, что потом человек будет очень долго обижаться, умудрилась таки прикусить язык и промолчать. Хотя до сих пор не понимаю, какие претензии можно предъявлять, если тебе нашли палвсредство, а ты его даже не подумал проверить.
Спасением от истерики вечером выступил Гоша. У него спустил мой левый баллон. Причем основательно. Валере указали на полную импотенцию новенького катамарана, и он заткнулся. Как показала практика, ненадолго.
Вечером шел дождь. Он вообще оказался традиционным. Гидрокостюмы, развешанные для просушки, становились мокрее после каждой сушки.
День седьмой.
С утра Вове пришла в голову «гениальная» мысль – перетасовать экипажи, чтобы посмотреть, а вдруг лучше получится. Хотя, может он просто хотел посмотреть, как гребет Лена. Или посмеяться, наблюдая за совсем неслаженным экипажем Я+Женя. Адмиральская душа – потемки. Да и все три цели были достигнуты. Хорошо, что хоть не стал сажать к мальчикам, потому что к этому моменту меня начал раздражать не только Валера бесконечным нытьем, но и Андрей, решивший, что раз я с турклубом не ходила, значит зеленая. И значит надо меня учить. По любому поводу. Назидательным тоном «слушай дурочка сюда». К середине похода я начала бесится от любой его попытки делать мне замечания.
С Женей на воде стало совсем плохо. Гоша вновь наседал на все камни, на которые было можно и нельзя, вилял по воду и не слушался совершенно. В общем, пришел белый пушной зверь. Посему возвращению Лены на кат я обрадовалась. А она не особо. Потому что идти с Вовой хорошо – греби и слушайся.
Тут перед группой стала сложная и почти нереальная задача найти порог «Бык». Ориентир там простой – в центре реки камень, похожий на быка. Только камней в реке понатыкано великое множество, и за быка принять при применении фантазии можно практически любой. В результате, Вова с Женей зазевались.
- Мы заспорили, похож ли камень на быка или не похож, - заявил Вова. – И не заметили камень в центре реки. Ну и въехали на него, как медный всадник.
Был ли пройденный порог настоящим быком, или только ложным – так и не выяснили. Дошли до трехступенчатого порога Бобслей.
В пороге Бобслей меня ждало дикое разочарование. Препятствие это судя по описанию трехступенчатое. Первый кусок прошли без проблем, а на втором нужно было порулить – увернуться от камня в центре. И тут меня с катамарана высадили! «Не вырулите», - сказал адмирал. Собственно, скажи это кто другой, и я бы обиделась страшно. А у адмирала было право адмиральского слова. Так что пришлось снимать все с берега.
Ночью вновь шел дождь. Мелкий и противный он снова мочил вывешенные для просушки и проветривания гидрокостюмы.

@темы: походное, отчет