Тейка
День десятый медленный и печальный
Мы вышли в среднюю Ону. 60 км спокойной реки с небольшими шиверами, мелкими прижимами и красивыми берегами. Ощущение покоя и расслабленности. Сидишь себе на кате, почти не гребя. Сверху – чистое небо с легкими облачками, снизу – прозрачная вода, сквозь которую пробиваются лучи солнца. Высвечивая все камушки на дне. По бокам горы, вокруг свежий воздух. И не нужно больше ничего.
Через полчаса сидения понимаешь – нужно! Нужно вылезти с ката и размять ноги, которые немилосердно затекают от неудобной позы и минимум движения. Спокойная река убаюкивает. Вообще, мне кажется, что средняя Она – река для байдарок. Препятствия все несложные, чтобы кильнуться придется очень постараться. На кате – скучновато.
Самый большой сюрприз принесла стоянка. После того, как мы отмахали веслами километров 60 средней Оны, мы остановились на довольно высоком берегу, развели костер, развесили сушиться вещи и только приготовили ужин. Как на небо набежали тучи. «Традиционный вечерний дождь» - мысленно отметила я, прикидывая, не пора ли снимать гидрокостюм с веревки. Пока прикидывала-раздумавала, туча извергла свое содержимое. Но оказалось, что это не дождь, а град. Причем крупный. Град с перепелиное яйцо я увидела в первый раз в жизни. Ощущение жутковатое – сидишь в палатке, слушаешь, как по тенту барабанят крупные комки льда и гадаешь – выживет ли она вообще. Про град, пробивающий крыши машин, я же слышала. Хотя конструкция палатки гибче, но все-же…
Палатка выжила. Мы — тоже.
После града поляну заволок туман. Из реки медленно рождалось облако поднимаясь к вершинам гор. Было красиво. И холодно.
Был ли ночью дождь — не помню. Я спала, а гидра все равно вымокла во время града и по ней определить было низя.
День одиннадцатый.
С утра на наш берег приплыли рыбаки. На резиновых лодках они бодро причалили к каменистому мини-пляжику, вежливо спросили разрешения и закинули снасти. «И почему Валера не попытался здесь ловить рыбу?» - возник вопрос в голове. Впрочем, он был скорей отвлеченным размышлением. Потому как в Валеру как в рыбака я уже перестала верить. Да и традиция — в тех походах, куда хожу я, рыбы нет. Ни разу при мне не поймали ни одной. Хоть удочки брали неоднократно. А временами даже закидывали!
По плану у нас была только шивера. Одна. Зато какая! С приличными валами и течением.
Собственно, валы были не запредельные на ней, рулить мы с Леной уже научились, грести тоже, так что причаливание и сбор команды после каждого куска шиверы была подстраховка адмирала. Скорей, чтобы не рассыпались по реке. Правда. В какой-то момент мужской кат заставил поволноваться — его долго не было на реке. Потом появились — оказалось чинили крепление.
Примерно в конце шиверы мы с Леной, под дружный ржачь наших мальчиков, поймали бочку. Первую в моей жизни, кстати. До этого я их старательно обходила. К концу похода я приучилась, что не всегда можно идти носом, поэтому когда кат спошел над обливняком боком, была совершенно спокойно. И вдруг резкая остановка. Такое чувство, будто на камень налетели.
- А вот это, Оля, бочка, - спокойно заявила Лена.
И я в очередной раз убедилась, что мордочкой идти правильней. Потому что влетели моим баллоном. Сидишь в этой бочке, как дурак, куда грести непонятно. Хорошо, бочка попалась маленькая.
Пристали вечером к традиционно-музейной поляне прямо перед крупными Онскими порогами. Музейность ей придает массовая традиция оставлять записи о своем пребывании. И не просо накарябанное на стволе «здесь был Вася». Вырезанные на дощечках, выжженые на дереве, выбитые на кусках жести надписи. Деревянные статуэтки из разных мест и даже кусок мотоцикла. Поляна моментально вогнала меня в печаль — мы о ее существовании не знали, ну я-то точно не знала! И ничего с собой не захватили, что можно было оставить на память о Калуге. А хотелось.
Вечер был посвящен шитью. Андрей пришивал оторвавшееся крепление, я старательно вышивала на куске стропы, отрезанной от рюкзака, «Калуга-2014».

@темы: отчет, походное